Кризис

Тревожные нотки, касающиеся ситуации на книжном рынке, впервые прозвучали на сентябрьской книжной ярмарке: тогда мы фиксировали первые кризисные явления», - рассказал начальник Отдела книжных выставок и пропаганды чтения Федерального агентства по печати и массовым коммуникациям Александр Воропаев, открывая круглый стол «Кризис на книжном рынке России: что изменилось за полгода?», прошедший 12 марта в рамках XII Национальной выставки-ярмарки «Книги России».
Михаил Гринберг, директор издательства «Гешарим/Мосты культуры»: — Вы ощущаете присутствие кризиса на российском книжном рынке? — Безусловно. — В этом отношении наш рынок как-то отличается от западного? — Дело в том, что мы в большей степени присутствуем в России, а как у них на Западе, они не очень признаются, как и мы. Но я был на Иерусалимской международной книжной ярмарке, она была практически в два раза беднее по иностранным издателям, чем в прошлый и в позапрошлый годы. Я думаю, что у них это сказывается так же, как у нас. Понятие «кредит» существует и здесь, и там. Спад настроений, денежной массы сказывается на покупательской способности населения как здесь, так и там.
Сеть книжных магазинов «Букбери» подала в Арбитражный суд Москвы иск о собственном банкротстве (дело № А40-21463/09). На прошлой неделе судебные приставы арестовали часть ее товара на 14 миллионов рублей по требованию книжного издательства АСТ. Всего издатели, включая «Эксмо», «Росмэн», «Азбука-Аттикус» и «Гелеос», в судебном порядке требуют с «Букбери» за поставленные книги более 150 миллионов рублей. В общей сложности с ноября в московском арбитраже зарегистрировано около 40 исков к сети на сумму порядка 180 миллионов рублей.
Георгий Лямин, генеральный директор книготорговой компании ООО «ТОП-КНИГА»: В чем сущность кризиса? Как пережить его? Эти вопросы сейчас задает каждый... В США существует пятибалльная цветовая шкала измерения террористической опасности, где реальной угрозе соответствует оранжевый цвет. Выше стоит только красный, обозначающий уже свершившееся террористическое нападение. Так вот, если проводить аналогии, то нынешнюю глубину кризиса я оцениваю как «оранжевую» стадию. Летом рынок находился еще на «синей» стадии (какой кризис? при чем тут ипотека?), сентябрь-октябрь были окрашены уже в достаточно тревожный зеленый цвет (кризис начинается, как он скажется?), ноябрь был «желтым», а в декабре-январе большинство игроков рынка уже увидели падение продаж по отношению к аналогичному периоду предыдущего года – и поняли, что вот она, «оранжевая» угроза.
Как уже недавно сообщалось, сеть магазинов «Букбери», подконтрольная Олегу Дерипаске, оказалась на грани банкротства. Ситуация с «Букбери» симптоматична: это знак того, что на книжном рынке наступили новые времена. Рынок оказался затоварен малоинтересными и ненужными покупателю книгами. Их можно покупать, а можно и не покупать. Пока у населения были лишние деньги, система функционировала. А когда деньги стали реальной ценностью, стало непонятно, зачем их тратить на книги-однодневки. Именно такими книгами торгует большинство книжных сетей страны. Главные из них, «Буква» и «Новый книжный», давно уже предпочитают настоящей литературе романы из жизни мерчендайзеров и руководства по астральному сексу. Понятно, что в сытые времена без астрального секса не обойтись. Но сейчас, в феврале 2009 года, вряд ли кто-то потратит на этот трэш последние деньги.
Михаил Иванцов, генеральный директор сети магазинов «Новый Книжный»: — Можно ли сейчас говорить о присутствии кризиса на книжном рынке? — Трудно сказать, насколько снизились продажи книг в магазинах наших коллег по бизнесу, но, бесспорно, такая тенденция есть. Нельзя сказать, что она сильная, но когда в стране идут сокращения персонала и зарплат, то спрос по определению не может сохраниться на прежнем уровне.
Кирилл Вах, генеральный директор издательства «Индрик»: — По Вашему мнению, ощущается ли присутствие кризиса на книжном рынке? — Да, я считаю, что ощущается, и этому есть подтверждение – падение на 15-20% объемов продаж. — А ситуация различается в зависимости от жанровой сферы? — Наверное, различается, но у меня такой статистики нет. Мы работаем в достаточно узкой сфере научного книгоиздания, которое всегда было небольшим по объему и всегда имело специфику распространения.
Андрей Сорокин, генеральный директор издательства «Российская политическая энциклопедия» (РОССПЭН): — Ваше издательство уже ощутило на себе последствия кризиса? — Издательство РОССПЭН работает в специфическом сегменте книгоиздания – в области социо-гуманитарной литературы, и, видимо, поэтому пока с ощутимым падением выручки мы не столкнулись. Кредитные ресурсы мы не привлекаем, поэтому финансовый кризис не слишком затронул производственные планы. Проявления кризиса приходят из сферы обращения. Некоторые крупные торговые площадки ставят дополнительные условия для продолжения продаж (и это при 15-летнем опыте сотрудничества!), а принадлежащие издательству специализированные магазины столкнулись с повсеместным и весьма существенным повышением арендной платы.
Игорь Савкин, главный редактор издательства «Алетейя» (С.Петербург): — На книжном рынке наступили не самые легкие времена. Как правильно издательству выстраивать свою политику в этих условиях? — Честно говоря, не знаю. Каждый должен решать это сам, исходя из известных ему обстоятельств, и тиражировать этот опыт, мне кажется, не эффективно. Конечно, глупо делать вид, что на книжном рынке ничего не происходит. В то же время мне кажется, что только работающие компании смогут успешно преодолеть этот кризис. И мы предполагаем работать.
Марина Каменева, директор книжного магазина «Москва», заслуженный работник культуры РФ, президент Ассоциации книгораспространителей независимых государств: — Как, Вы считаете, правильно выстраивать свою политику на книжном рынке сейчас, чтобы выйти из кризиса с наименьшими потерями? — Я бы не стала разделять стратегию ведения бизнеса на докризисную и кризисную. Изменяться может тактика, стратегия же должна быть одна, а кризис может стать индикатором ее успешности или напротив – ошибочности. Для нас всегда на первом месте — лояльность наших покупателей, мы стараемся предлагать им как можно больше качественных услуг. Этот принцип руководит нами и сегодня.
Вадим Назаров, главный редактор издательства «Амфора»: — Как Вы считаете, можно ли говорить, что книжный рынок сейчас находится в кризисе? — Насколько я вижу эту ситуацию - нет. Мы с коллегами пытались анализировать ситуацию и пришли к выводу, что только в двух секторах намечается падение спроса: это книги по бизнесу и подарочные издания, то есть книги дороже тысячи рублей. В этих двух секторах по спросу наметились негативные тенденции. Видимо, сейчас мало кого интересует успех в бизнесе, их интересуют какие-то другие области успеха. И сейчас, похоже стало психологически трудно совершить покупку книги дороже тысячи рублей. Психологически трудно, но пока еще не материально, хотя, может быть, уже и так.
Cавва Митурич, исполнительный директор издательства «Три квадрата», ответил на несколько вопросов, посвященных влиянию экономического кризиса на отечественную книжную индустрию, и рассказал о том, какие проблемы, в частности, испытывает сейчас его издательство.
RSS-материал
map1map2map3map4map5map6map7map8map9map10map11map12map13map14map15map16map17map18map19map20map21map22map23map24map25map26map27map28map29map30map31map32map33map34map35map36map37map38map39map40map41map42map43map44map45map46map47map48map49map50map51map52map53map54map55map56map57map58map59map60map61map62map63map64map65map66map67map68map69map70map71map72map73map74map75map76