Интервью

Неужели наступит время, когда мы снова начнем передавать книгу из рук в руки, сканируя, ксерокопируя, скачивая из Интернета и распечатывая (не все любят и могут читать с экрана компьютера)? Потому что пресловутый кризис бьет и по книжной отрасли. Уже сейчас издатели говорят приходящим с рукописями новичкам: с удовольствием почитаем, но гонорара для вас нет. Эксперты, правда, не унывают: читатели станут более разборчивыми. Представители пяти крупных издательств рассказали еженедельнику «Россия», какие изменения ожидаются на книжном рынке и какими новинками они все-таки порадуют нас в ближайшее время.
Предлагаем вашему вниманию интервью Натальи Ивановой, заместителя главного редактора журнала «Знамя», порталу «Русский Журнал». «Русский Журнал»: Журнал «Знамя» в нашем представлении соотносится с определением главного курса в русской литературе. Однако, будучи заместителем редактора в таком журнале, вы являетесь еще и критиком: вы критикуете то, что предварительно отбираете сами. Как соотносятся две эти роли? Иванова Наталья: То, что мы выбираем, так или иначе, надеюсь, движет литературу. Мне интересно не только критиковать, но и формировать литературный процесс. Я являюсь первочитателем и внутренним первокритиком многих произведений, которые потом вызывают активный интерес премиальных жюри, литературных критиков, литературных журналистов.
Издательство «Популярная литература» — явление особое на книжном рынке. Если в других издательствах автор в лучшем случае может рассчитывать на тираж в 3-5 тысяч экземпляров и минимальную рекламную поддержку, то у «ПопЛита» каждая книга выходит стартовым тиражом, как минимум, в 30 тысяч и сопровождается усиленной пиар-кампанией. Одним словом, это место, где из писателей делают звезд — с нуля. Главный редактор «Популярной литературы» Евгений Кульков рассказывает, как и почему это происходит.
Михаил Гринберг, директор издательства «Гешарим/Мосты культуры»: — Вы ощущаете присутствие кризиса на российском книжном рынке? — Безусловно. — В этом отношении наш рынок как-то отличается от западного? — Дело в том, что мы в большей степени присутствуем в России, а как у них на Западе, они не очень признаются, как и мы. Но я был на Иерусалимской международной книжной ярмарке, она была практически в два раза беднее по иностранным издателям, чем в прошлый и в позапрошлый годы. Я думаю, что у них это сказывается так же, как у нас. Понятие «кредит» существует и здесь, и там. Спад настроений, денежной массы сказывается на покупательской способности населения как здесь, так и там.
Президент Российского книжного союза Сергей Степашин: — Вы крупный государственный и общественный деятель, возглавляете Счетную палату Российской Федерации. Это очень сложная и ответственная должность, отнимающая у Вас много времени и сил. Тем не менее, в 2001 году Вы возглавили Российский книжный союз (РКС). Для чего Вы взяли на себя еще одну ношу? — Я люблю книги, много читаю. Книга является основным источником знаний, даже несмотря на то, что, безусловно, 21 век – это век электронных носителей, Интернет и мобильных средств связи. Перед РКС стоят очень сложные, но необходимые для решения, задачи. Одной из основных является популяризация чтения как основного способа освоения и поддержания профессиональных и других жизненно важных знаний, ценностей и норм жизни, истории своей Родины и ее культуры.
Как уже недавно сообщалось, сеть магазинов «Букбери», подконтрольная Олегу Дерипаске, оказалась на грани банкротства. Ситуация с «Букбери» симптоматична: это знак того, что на книжном рынке наступили новые времена. Рынок оказался затоварен малоинтересными и ненужными покупателю книгами. Их можно покупать, а можно и не покупать. Пока у населения были лишние деньги, система функционировала. А когда деньги стали реальной ценностью, стало непонятно, зачем их тратить на книги-однодневки. Именно такими книгами торгует большинство книжных сетей страны. Главные из них, «Буква» и «Новый книжный», давно уже предпочитают настоящей литературе романы из жизни мерчендайзеров и руководства по астральному сексу. Понятно, что в сытые времена без астрального секса не обойтись. Но сейчас, в феврале 2009 года, вряд ли кто-то потратит на этот трэш последние деньги.
Михаил Иванцов, генеральный директор сети магазинов «Новый Книжный»: — Можно ли сейчас говорить о присутствии кризиса на книжном рынке? — Трудно сказать, насколько снизились продажи книг в магазинах наших коллег по бизнесу, но, бесспорно, такая тенденция есть. Нельзя сказать, что она сильная, но когда в стране идут сокращения персонала и зарплат, то спрос по определению не может сохраниться на прежнем уровне.
Первое в Санкт-Петербурге литературное агентство «Гумен и Смирнова» (Юлия Гумен и Наталья Смирнова) существует уже три года и за все это время так и не нажило конкурентов. Варвара Бабицкая расспросила одну из основательниц агентства о том, зачем писателю нужен агент, о том, что будут читать россияне в ближайшем будущем, и о том, почему работать с качественной современной прозой выгоднее, чем с детективами.
Кирилл Вах, генеральный директор издательства «Индрик»: — По Вашему мнению, ощущается ли присутствие кризиса на книжном рынке? — Да, я считаю, что ощущается, и этому есть подтверждение – падение на 15-20% объемов продаж. — А ситуация различается в зависимости от жанровой сферы? — Наверное, различается, но у меня такой статистики нет. Мы работаем в достаточно узкой сфере научного книгоиздания, которое всегда было небольшим по объему и всегда имело специфику распространения.
Может ли книжный магазин конкурировать за время читателей с телевизором и интернетом? Генеральный директор книжной сети «Буквоед» Денис Котов считает, что может. Он сделал ставку на интерактивные мероприятия на территории магазина. Правда, пока не ясно, как это поможет «Буквоеду» победить в борьбе за деньги читателей. Три года назад светлые умы петербургской книжной сети «Буквоед», созданной Денисом Котовым в 2002 году, придумали новый формат книжного магазина, претендующего на роль культурного центра. Сценическая площадка со звуковым оборудованием, кофейня, детская комната, Интернет, и все в 24-часовом режиме доступа. Так родился «книжный клуб» — новый формат, который сеть «Буквоед» с гордостью считает своим инновационным изобретением.
Андрей Сорокин, генеральный директор издательства «Российская политическая энциклопедия» (РОССПЭН): — Ваше издательство уже ощутило на себе последствия кризиса? — Издательство РОССПЭН работает в специфическом сегменте книгоиздания – в области социо-гуманитарной литературы, и, видимо, поэтому пока с ощутимым падением выручки мы не столкнулись. Кредитные ресурсы мы не привлекаем, поэтому финансовый кризис не слишком затронул производственные планы. Проявления кризиса приходят из сферы обращения. Некоторые крупные торговые площадки ставят дополнительные условия для продолжения продаж (и это при 15-летнем опыте сотрудничества!), а принадлежащие издательству специализированные магазины столкнулись с повсеместным и весьма существенным повышением арендной платы.
Игорь Савкин, главный редактор издательства «Алетейя» (С.Петербург): — На книжном рынке наступили не самые легкие времена. Как правильно издательству выстраивать свою политику в этих условиях? — Честно говоря, не знаю. Каждый должен решать это сам, исходя из известных ему обстоятельств, и тиражировать этот опыт, мне кажется, не эффективно. Конечно, глупо делать вид, что на книжном рынке ничего не происходит. В то же время мне кажется, что только работающие компании смогут успешно преодолеть этот кризис. И мы предполагаем работать.
RSS-материал
map1map2map3map4map5map6map7map8map9map10map11map12map13map14map15map16map17map18map19map20map21map22map23map24map25map26map27map28map29map30map31map32map33map34map35map36map37map38map39map40map41map42map43map44map45map46map47map48map49map50map51map52map53map54map55map56map57map58map59map60map61map62map63map64map65map66map67map68map69map70map71map72map73map74map75map76